НАСТОЯТЕЛЬНИЦА

Слово Митрополита Самарского и Новокуйбышевского Сергия в годовщину смерти схиигумении Иоанны

«Более двадцати пяти лет покойная игуменья Иоанна (Капитанцева) была настоятельницей Иверского женского монастыря города Самары. Будучи с детских лет человеком духовным, прожив большую часть своей жизни в монастырях, она очень хорошо понимала все тонкости духовной жизни.

В период обновления, когда люди вернулись к вере, и стали восстанавливаться храмы и монастыри, для их окормления требовались духовно-опытные люди. Одним из таких людей была игуменья Иоанна. Будучи настоятельницей Иверской обители, она мудро руководила монастырем, являя свой Богом данный талант. Главным для нее всегда было согреть всех любовью Христовой. Под ее руководством инокини несли послушание, восстанавливая образ Христа, который, к сожалению, утратился в нашем народе за годы советского атеизма.

Сегодня милостью Божьей монастырь практически восстановлен. Он является не только светочем духовности, но и жемчужиной архитектуры, живописно расположенной на берегу Волги. За утешением и поддержкой сюда обращаются не только жители нашего региона, но и всей России и даже зарубежья.

Праведный Господь да упокоит схиигумению Иоанну в селениях праведных «…идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная».

Настоятельница

К первой годовщине памяти настоятельницы схиигумении Иоанны – особой дате для Иверского монастыря

Время бежит незаметно. Вот уже и прошёл год со дня ухода из земной жизни молитвенницы, неустанной труженицы, наставницы многих духовных чад – настоятельницы Иверского женского монастыря схиигумении Иоанны.

22 ноября – особая дата для обители. В этот день совершается память иконе Божией Матери Скоропослушница, которую матушка очень почитала. К этому дивному образу с молитвой притекают все, желающие идти путём послушания и, конечно, монахи и монахини – это первые искатели такового святого образа жизни.

В этот день Церковь вспоминает и ещё одного необыкновенного святого – свт. Нектария Эгинского, греческого подвижника, который с огромными трудами созидал и окормлял женский монастырь на острове Эгина. Этот святой на протяжении всей жизни претерпевал горечь клеветы и гонений, а в пожилом возрасте добавился и крест тяжелейшей болезни. Исцеляя других, он сам страдал от неизлечимого недуга. И почил святой праведник в самой дешёвой больнице, не имея средств оплатить более достойную клинику.

И именно этот день по промыслу Божию стал днём перехода от земной временной жизни в жизнь вечную настоятельницы схиигумении Иоанны. После великих трудов по созиданию разрушенной обители, созиданию человеческих душ, которые тянулись к матушке, к храму, к вере; испытав все тягости гонений, несправедливости, скудости; превозмогая телесные недуги и немощи Господь призвал эту скорую на послушание душу в Свои горние обители.

За человека говорят дела… Иверский монастырь – украшение волжских берегов с его благолепными храмами, которые, казалось, чудесным образом возникли вновь из небытия; живая монашеская жизнь, как животворящая сила, вдохнувшая жизнь в эти стены; и души, один Господь знает сколько их, пришедшие в эту обитель и обретшие здесь спасение – и всё это плод трудов и молитв самарской подвижницы матушки Иоанны.

«Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем возлюбившим явление Его» (2-е Тимофею 4:7-8).

Прошёл год, а матушка остаётся добрым примером для сестёр и прихожан обители. Матушка очень любила свой монастырь, дом Пресвятой Богородицы, и мы верим, что не оставляет она его своими молитвами и попечением и сейчас! 22 ноября для Иверского монастыря особый день – день, когда у обители появилась еще одна небесная молитвенница!

Детство и юность настоятельницы монастыря

Детство — самое необыкновенное время в жизни каждого человека. В детские годы закладывается основной духовный фундамент, на котором основывается дальнейшая жизнь.

Матушка родилась в непростое время — 18 марта в 1940 году, в городе Сталинграде. Вскоре началась война. Её отец, Капитанцев Илья Антонович был убит на фронте и воспитанием девочки занималась мама — Капитанцева Пелагея Ефимовна. Она сыграла огромную роль в духовно-нравственном становлении дочери, являясь для неё не только матерью, но и духовной наставницей. Она работала бухгалтером на одном из предприятий Сталинграда. Пелагея Ефимовна отличалась твёрдым характером, преданностью людям и делу. Но эта твёрдость проявлялась и в верности ко Господу в самые страшные годы лихолетья.

Мама крестила Людмилу в Казанском храме, водила девочку на службы, дома они вместе читали русских классиков, жития святых, беседовали — всё это оказало влияние на формирование духовных ценностей будущей игумении. Мать и дочь были духовно близки между собой, и для Людмилы не было дороже и любимей человека, чем её мама. Хотя Пелагея Ефимовна иногда и была строга с дочерью, если замечала в ней признаки самолюбования. Шли годы, но благоговение перед матерью, покорность и послушание к ней только крепли в душе Людмилы. Они были связаны не только узами кровного родства, но более духовными узами.

“Где двое или трое соберутся во Имя Мое, там и Я посреде них”… Союз этих родственных душ был поистине маленькой христианской общинкой во время страшного всеобщего атеизма. И неудивительно, что мама и дочь со временем и становятся сестрами во Христе, принимая монашеский постриг.

К единственно уцелевшему в Сталинграде храму Казанской Божией Матери в те годы стекались все верующие люди, оставшиеся в живых. Были тут и монахини из многих городов и сёл. И конечно, они не могли не заметить милую стройную девочку, которая часто приходила в храм. К одной из них, схимонахини Феодосии, девушка особенно приблизилась душой. Схимонахиня была из дворян, образованная, не только с большим жизненным, но, главное, с духовным опытом. Матушка Феодосия говорила о монастырской жизни как о чём-то заповеданном и необыкновенном. Говорила просто о самом сложном – тайне бытия, которая открывается лишь в умной молитве, лишь в усердном молении, в храме, где всё исполнено Божественного смысла. Она и посоветовала поехать на Украину, где уцелели женские монастыри.

В Свято-Успенской Почаевской Лавре Людмила решила спросить совет у о. Иосифа (Головатюка), старца высокой духовной жизни, о том, как жить дальше: остаться в миру или идти в монастырь. Батюшка ответил: «Благословляю всегда жить с Господом». Впоследствии он был прославлен в лике святых как прп. Амфилохий Почаевский.

Это были времена хрущевских гонений и в монастырь поступить было очень сложно. Они остались жить в Кременце, часто посещали Почаевскую Лавру. Людмила любила монастырские богослужения, монашеское пение — всё это трогало чуткое сердце, а в душе зрела решимость всегда следовать за Христом.

Пелагея Ефимовна приняла постриг в монашество в 1963 году с именем Сергия в честь прп. Сергия Послушливаго Киево-Печерского.

22 марта 1964г Людмила приняла тайный постриг в монашество с именем Иоанна. Её небесным молитвенником и заступником стал апостол и евангелист Иоанн. Постриг совершил архимандрит Ливерий (Диаковский).

По благословению архимандрита Парфения (Невмержитского) 18 октября 1982 года в возрасте 42 лет матушка поступила в Свято-Покровский Красногорский женский монастырь в г. Золотоноши Черкасской области.

На Украине матушка прожила 37 лет, а в монастыре Золотоноши — 12 лет.

Назначение настоятельницей Иверского монастыря

Жизнь насельниц Свято-Покровского Красногорского монастыря протекала аскетично. Не было ни электричества, ни водопровода. Сестры сами ходили в лес, заготавливали на зиму дрова. Но повседневные трудности только укрепляли дух сестер и сплачивали в единую монашескую семью. Каждая из них всегда была готова помочь сестре, молодые заботились о более пожилых монахинях.

В то время стали открываться новые монастыри и некоторых монахинь переводили в новые обители. Сестры делились новостями, обсуждали эти перемещения, а матушка Иоанна между тем произнесла: “ …а я так люблю наш монастырь, что никуда не уйду!” Недалеко от них стоял архимандрит Парфений (Невмержитский), прозорливый старец высокой духовной жизни. Вдруг он резко обернулся и строгим голосом сказал: “Если священноначалие будет тебя переводить куда-нибудь, не противоречь! Станешь противоречить — и на этом месте отнимется благодать Божия”.

Тогда матушка не предала особого значения этим словам, но запомнила их. И когда через несколько лет встал вопрос о её переводе в Самару, игуменией монастыря, то эти слова старца заставили покорится воле священноначалия и как говорила матушка: “Ради его (старца) благословения я дерзнула стать настоятельницей”. В это время в Самаре возрождался Иверский женский монастырь, но за время безбожного лихолетья монашеская традиция была прервана и возникла необходимость обратиться в те сохранившиеся монастыри, где эта традиция была сохранена.

Так об этом вспоминает митрополит Самарский и Новокуйбышевский Сергий: «С просьбой прислать духовно опытную монахиню, способную стать во главе монастыря, я обратился к Блаженнейшему Митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру (Сабодану), который был моим духовным отцом с юных семинарских лет. Он и благословил матушку Иоанну, тогда монахиню Свято-Богородичного Покровского монастыря, что неподалёку от г. Золотоноша Черкасской губернии, ехать к нам в Самару».

Священный Синод Московского Патриархата Русской Православной Церкви принял решение о возведении матушки Иоанны в сан игумении, и 12 августа 1994 года был издан указ Владыки Сергия о назначении игумении Иоанны настоятельницей Иверского монастыря. 12 августа! Это день памяти Митрополита Мануила (Лемешевского), духовного наставника митрополита Иоанна (Снычева) – особо почитаемых в Самаре Владык, а впоследствии – и день Собора Самарских Святых! И получилось, что духовное водительство сестрами Иверского монастыря было принято матушкой Иоанной именно от Самарских духовных отцов.

Владыка Сергий тепло принял матушку Иоанну и благословил на труд по возрождению монастыря, принимая деятельное участие в жизни обители.

Возрождение Иверского монастыря

Самое важное что матушка принесла на Самарскую землю — это монашеская традиция, которая включает в себя устав богослужения, песнопения, монашеский этикет, отношение сестер между собой, с мирянами и многое другое, что было утрачено за годы богоборчества. Несмотря на то, что монастырь находился в руинах, а на его территории располагались светские учреждения, матушку не устрашила мерзость запустения. Терпеливо возлагая всю надежду на Господа и Пресвятую Богородицу, которую матушка почитала всегда как Игумению этой святой обители, она принялась исполнять возложенное на неё послушание.

А работы предстояло много: от когда-то обустроенного и боголепного монастыря не осталось ничего. В советские года здесь был создан рабочий городок, в Иверском храме находилась обувная фабрика, в Иерусалимском — Дом науки и техники. Были разорены и монастырские погосты, а на месте одного из них построили дом для партийного руководства. Матушка часто повторяла поговорку: “глаза страшат, а руки делают”. Так началось второе рождение Иверского монастыря. И Господь не оставил уповающих на Него. На помощь небольшой монашеской общине стали приходить разные люди с желанием потрудиться во славу Божию. И вскоре матушка с сестрами заметили такую закономерность: когда возникла нужда проводить коммуникации, то в монастырь оказать помощь приходили люди именно этой профессии.

Плотники, инженеры, строители появлялись в самый нужный момент. Но самое удивительное, что оказались в Самаре и резчики по дереву, и иконописцы, и прикладных дел мастера, чьё умение так необходимо для воссоздания благолепия храма. Под покровом Божией Матери, молитвой, трудами Матушки Иоанны возрождалась древняя самарская святыня. Но не только созидались храмы — под чутким, мудрым матушкиным руководством созидались души. В обитель стали стекаться люди, желающие ангельского образа жизни.

В монастырь приходят разные люди. Возраст, образование, социальное положение — всё накладывает отпечаток на характер этого человека, на его взаимоотношения в монашеском коллективе. И игумения должна обладать многим смирением, мудростию, рассудительностью, чтобы эта пестрота характеров сложилась в прекрасную, гармоничную мозаику. Матушка Иоанна в полной мере обладала этим талантом. Не имея светского образования, она имела разносторонний глубокий кругозор. Матушка много читала, но её мудрость была не книжного характера, эта была мудрость, которой просвещает Господь своих подвижников. И сестры, чувствуя духовную силу настоятельницы, тоже менялись под её руководством.

Но матушка была и достаточно строга. За проступок, непослушание могла сделать выговор или как-то иначе наказать провинившуюся сестру. Несмотря на внешнюю строгость, матушка это делала с любовью и назиданием, а не за тем, чтобы обидеть человека. И если кто-то после такого исправления обижался, то тут уместны слова Соломона: “Не обличай злых, да не возненавидят тебе: обличай премудра, и возлюбит тя” (Книга Притчей Соломоновых 9:8). Матушка следовала во всём согласно учению святых отцов, которые говорят о том, что если игумения закрывает глаза на проступки сестёр и по какой-то причине оставляет их не исправленными, то этим она согрешает.

Помимо тягот и трудов, Господь посещал и радостями. В храмах зазвучали молитвенные песнопения, обитель наполнилась монахинями, как и в прежние времена при монастыре заработали иконописная, швейная, золотошвейная мастерские. А самое главное сюда, в обитель Пресвятой Богородицы стали приходить искалеченные грехом и безверием люди и здесь, участвуя в церковных таинствах, они обретали духовное возрождение!

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия !! за усердное служение Церкви Божией 2 мая 2000 года за Божественной Литургией в Иверском монастыре в Иерусалимском храме Архиепископом Сергием, Самарским и Сызранским (ныне митрополит Самарский и Новокуйбышевский), был возложен крест с украшениями. 2014 год ознаменован двумя юбилейными датами для игумении: 22 марта – 50-летие монашеского пострига и 12 августа – 20-летие управления Иверской обителью.

За 26 лет усердных трудов игумении Иоанны монастырь преобразился. Отреставрирован и расписан Иверский храм. Были возведены новые здания: храм-часовня в честь святых Царственных Страстотерпцев, новые корпуса для сестер, игуменский корпус, гостиница, 57-метровая колокольня. Благоустроена монастырская территория. В Свято-Духовом скиту, с. Чёрновский (подворье монастыря, находящееся в 40 км от Самары), построен двухъярусный храм: верхний – в честь Святого Духа и нижний – Киево-Печерских святых.

Игуменский крест

Человеческая природа, повреждённая грехом, имеет те или иные греховные проявления. В каждом из нас есть немощи, недостатки. Если человек старается вести правильную духовную жизнь, то он осознаёт свои слабости, греховные наклонности, он понимает, что без помощи Божией «всяк человек – ложь». Осознание своей греховной природы, во-первых, воспитывает в душе смирение, которое рождается от понимания того, что без благодати мы нечто, а «всяк совершен дар свыше есть». Смирение помогает все добрые качества приписывать не себе, а помощи Божией; а во-вторых – терпение, которое проявляется в отношениях с окружающими людьми. «Друг друга немощи носите и тако исполните закон Христов»; «сам быв искушаем, может и искушаемым помощи».

Но зачастую слабости и немощи ближнего не позволяют разглядеть в нём истинный образ Божий. Повседневные обиды, недоразумения, недовольство – всё это, как некая муть, не даёт увидеть истинное достоинство человека, который живёт рядом с нами. А смерть стирает эту замутнённость и со временем забывается всё человеческое, временное, неважное и всё чётче и очевидней проступает истинный образ человека, того настоящего человека, который стоит перед лицом Божиим. В это же время происходит и переоценка поступков и слов.

Матушки нет с нами уже год и сёстры, вспоминая её сейчас, другими глазами смотрят на те советы, наставления и даже наказания, вразумления, которые получали от матушки при жизни. Самая действенная проповедь – проповедь делом. Как говорил прп. Паисий Святогорец: «Добрый пример красноречивее тысячи слов». Матушка, испытавшая в своей жизни все тяготы гонений на Церковь, приобрела и сохранила на протяжении всей своей жизни трепетное, благоговейное отношение к богослужению и к тому, что с ним связано: книгам, убранству храма, внешнему виду сестёр, к духовенству.

Богослужение матушка считала основополагающим камнем монастыря. А поскольку церковное пение – это тот инструмент, который наиболее передаёт красоту православных богослужений, поэтому основное внимание она направила на создание монашеского хора. Матушка сама в Золотоноше много лет находилась на клиросном послушании. Она прекрасно знала устав, многие песнопения помнила наизусть. Эту любовь, благоговение, глубокое понимание смыла молитв она пыталась привить и сёстрам монастыря.

Матушка всегда находилась на клиросе, без него она не представляла своей жизни. Пела, канонаршила, читала Апостол и каноны, а когда уже не могла участвовать в церковных службах по возрасту и болезни, то всегда с живым интересом узнавала у сестёр: как сегодня пропели всенощную, как служили отцы, каких авторов исполняли те или иные песнопения.

Матушка очень бережно относилась к богослужебным книгам. Она не разрешала делать пометки карандашом, небрежно листать страницы, а класть книгу на колени было для неё кощунством. За это она могла строго отчитать провинившуюся сестру.

Когда заканчивался Великий пост, а вместе с ним и соответствующие песнопения, то матушка, закрывая Постную Триодь, благоговейно целовала краешек книги и отдавала регенту, чтобы убрать книгу до следующего поста.

Матушка всегда глубоко проникалась смыслом прочитанного и спетого в храме. Это было не внешнее делание, это была её молитва. Некоторые слова молитв настолько глубоко проникали ей в душу, что матушка, заостряя на них внимание, восхищаясь глубиной смысла и красотой гимнографии, порой из одной строчки развивала целый богословский трактат.

«Сестры, берегите каждый тропарик, каждую молитовку» — говорила матушка. «Больше всего берегите богослужение» — наставляла игумения своих монахинь.

Настоятельница

Поучительные моменты из жизни матушки Иоанны

Настоятельница Иверской обители матушка Иоанна не любила неопрятности во внешнем виде послушниц. «Эту одежду не я вам дала, эту одежду дала вам Сама Царица Небесная», — так говорила матушка, желая привить сестрам благоговейное отношение к монашескому облачению и к осознанию той ответственности, которую она налагает.

Одна женщина много лет подвизалась в монастыре, но на предложение вступить в сестричество, сказала: «Да зачем мне это? На службы хожу, послушания исполняю… Какая разница монахиня я или мирская?» Услышав эти слова, матушка сняла апостольник и говорит: «Смотри, без него я обычная бабка…», а потом надев вновь, добавила: «…а так я невеста Христова!»

Матушка любила книги. Разглядывая обширную библиотеку, многое понимаешь о человеке, о его жизненных взглядах. На полках помимо огромнейшей святоотеческой литературы, находятся и книги по философии, истории; богословские труды отцов разного времени. Но эта библиотека не просто собрание книг, каждую матушка внимательно читала. У неё была прекрасная память и широкий кругозор. Она могла свободно цитировать авторов, разбиралась во многих вопросах: церковных, политических, педагогических. Была очень интересным собеседником. Священникам, сестрам в день Ангела матушка дарила книгу, подбирая её таким образом, чтобы человек получил назидание и духовную пользу. Так же и мирянам, приходящим к матушке за советом, она давала книгу, где и оказывались ответы на вопросы.

Говорят, память – дар Божий, а забывчивость постигает за грехи. Когда в последний раз матушку выписали из реанимации после тяжелейшей не совместимой с жизнью травмы и перенесённого инсульта, тогда врачи с опаской спрашивали сестёр: «как матушка? Она вас хоть узнаёт»?…

На один из таких вопросов, сестра, улыбнувшись, ответила: «Узнаёт, узнаёт… Недавно говорит мне: «Принеси монашеский требник». А я отвечаю: Матушка, да где же я его найду?! А она: «Иди в кабинет, в таком-то шкафу вторая полка, пятая справа». И книга находилась именно там.

Конечно, главная забота настоятельницы – это духовный рост сестёр монастыря. За каждую душу игумения даст ответ перед Богом. И это очень тонкая духовная работа. Чтобы Господь открыл, что спасительно той или иной душе, игумения должна много молиться о каждой сестре, чтобы Бог просветил её сердце. Но это и обоюдная работа, если сестра не принимает наставлений, не входит в послушание, то и ответственность настоятельница за таковую не несёт. Духовная жизнь — дело добровольное, насильно мил не будешь.

Монахинями становятся на сразу. Это долгий и сложный путь работы над собой. Матушка всеми силами старалась помочь каждой сестре пройти этот нелёгкий тернистый путь. Игумения обладала двумя важными качествами: мудростью и терпением. Но была и достаточно строга. Если сестра впадала в какое-либо искушение, то матушка могла так отчитать, что человек приходил в более трезвенное расположение. Как-то раз, после нескольких замечаний, на которые сестра никак не отреагировала, матушка просто вытолкала её с клироса. Сестра споткнулась на лестнице и чуть не упала, и только тогда она поняла свои ошибки. Иной раз без горького лекарства нельзя получить исцеление.

Сейчас сестры с благодарностью вспоминают матушку и её порой строгие уроки. Они не скрывают, что тогда возникала и некая обида, но теперь понимают, что это помогло им увидеть и преодолеть в себе рассеянность, вольность, дерзость, самолюбие, которые так мешают на пути духовного становления.

Матушка была очень многогранной личностью и, глядя на пример жизни этой подвижницы, можно многое почерпнуть и без слов. Любовь к богослужению, людям, ко всему творению Божию, строгость к самой себе; принятие всего как из руки Божией – такой запечатлелась матушка Иоанна в сердцах людей.

Келья игумении

Внутренний духовный мир человека проявляется и через внешние признаки. Многое могут сказать вещи, предметы, которые мы используем в повседневной жизни. Про монаха многое говорит его келья. Недаром существует выражение: «какова келья – такова и душа». Попадая впервые в келью матушки Иоанны, оказываешься в некой растерянности: это келья игумении?! Не то, чтобы ожидаешь увидеть изысканную обстановку, редкие дорогие предметы… Нет… Но действительно поражает скромность и аскетизм обстановки. Сразу видно, что человек не был привязан ни к чему земному, а предметы ему служили не для какого-то эстетического наслаждения, а лишь потому, что они были необходимы. В иконном уголке также не видно раритетов и дорогих окладов. Матушке эти иконы были дороги тем, что дарили их близкие родные люди, либо святыни привезены с памятных мест.

На предложение келейниц купить более удобный стол, поменять занавески «А то эти уже старые…», матушка отвечала: «А чем они тебе не нравятся, пусть висят…» Даже ремонт сестры осуществили хитростью. Однажды матушка поехала в паломничество и у них было несколько дней, за которые они покрасили полы, окна. Когда матушка вернулась, зашла в келью, посмотрела с лёгким удивлением, сказав: «Не пойму, что не так?… и почему краской пахнет?» «Да это, матушка, с улицы…» — ответили сестры…

«Я – монахиня»! – часто говорила матушка, но со смирением и назиданием. Чаще всего это было ответом на предложение допустить какие-то излишества, послабления, которые шли хоть немного вразрез с монашеским образом жизни. В этой келье жила настоящая монахиня: требовательная к себе, аскетичная, молитвенная; глубокой духовной жизни человек. Келья – это место, в котором проходит значительная часть жизни монаха, где льётся его личная молитва к Богу…

Схиигумения Иоанна: небесная молитвенница Иверской обители

Каждый человек проходит в этот мир по особому Божественному промыслу. Чтобы человек исполнил волю Божию, Господь наделяет его способностями и талантами. Но для всех одно призвание – прославить Бога! А прославить Бога можно и большими и малыми поступками. Каждый день нашей жизни, каждый миг мы должны славословить Творца!

Матушка всей своей жизнью исполняла этот непреложный закон. В семье – она была послушной дочерью, во времена гонений на Церковь – явила пример верной христианки, в монашестве – показала пример послушания, в игуменстве прославила Бога через труды по возрождению Иверской обители. Господь верным своим рабам преумножает таланты, вот и матушка Иоанна, восходя от степени в степень, приобретала духовную мудрость, рассудительность, дар слова.

К ней всегда тянулись люди. Совершенно разные люди находили в ней источник божественной мудрости, получали совет и силы следовать наставлениям, потому что слова подкреплялись невидимой молитвой. Схиигумения Иоанна всегда молилась за всех своих духовных чад. Но всё то доброе, что человек приносит в этот мир, не исчезает с его уходом, а продолжает жить на земле и дальше приносить добрые плоды.

«Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, иже на небесех». (Мф. 5: 16).

Так и добрая память о матушке живёт в сердцах сестер Иверской обители, в сердцах священников и благодарных прихожан, и всех, кто в земной жизни хоть раз соприкоснулся с этим удивительным человеком.

Мы надеемся и верим, что и ныне матушка в горних обителях приносит славословие Богу и молит Его о нас!

Старшая сестра монастыря — монахиня Феодосия (Тимашева)

Матушка Иоанна скончалась 22 ноября 2020 года в возрасте 80 лет.

С 30 марта 2021 года старшая сестра монастыря — монахиня Феодосия (Тимашева)